Специальная
версия
+7 (8112) 74-72-88
info@pskov-do.ru
Ул. Комдива Кирсанова, 5

«Русские узоры»: легендарный танцевальный коллектив отметит 50-летие на сцене

13 декабря 2021

Псковская лента новостей

Танцевальный коллектив «Русские узоры» отмечает 50-летие. Бренд псковской земли, ее визитная карточка, легенда — для них не жалко самых пафосных слов, ни одно из них не будет преувеличением. В последние пять лет ансамбль получил постоянную прописку в Доме офицеров, добавил к названию слова «театр танца», обновил костюмы, получил от Минкульта статус заслуженного коллектива народного творчества и замахнулся на современную хореографию. Удивительно, но все это в ранге самодеятельности. С 2000 года художественным руководителем «Русских узоров» является Ирина Казимир, она приняла эстафету из рук основателя ансамбля Владимира Максимова. Всех участников коллектива она называет детьми. И таких «детей» в возрасте от 3 до 26 лет у нее 400 человек. Все они выйдут на сцену филармонии 16 декабря в юбилейном концерте. Ирина Казимир рассказала, что ждет зрителей во время этого представления и еще двух декабрьских спектаклей, почему мальчикам и их папам стоит задуматься о хореографии, зачем области нужен профессиональный коллектив с танцорами на зарплате. Она поделилась своим честным мнением о невозможности дистанционных занятий, взглядом на разницу в положении спортсменов и танцоров во время пандемии, а также планами «запустить в космос» со сцены Юлию Пересильд.

- Ирина Владимировна, как «Русские узоры» будут праздновать столь значительную дату?

- В филармонии 16 декабря пройдет юбилейный концерт. Будут лучшие номера за 50 лет, созданные еще нашим основателем Владимиром Константиновичем Максимовым. Они восстановлены, сшиты новые костюмы. Надеемся, Владимир Константинович сможет прийти. Все делаем, чтобы он был на концерте. У него есть хорошее качество, он умеет собраться в нужный момент. В крайнем случае запишем от него послание молодежи.

Ирина Казимир (в центре) и Владимир Максимов на прошлом юбилейном концерте.

В декабре у нас насыщенная афиша. В Доме офицеров 25 числа впервые прикоснемся к современной хореографии, немножко не наше направление, но хотим попробовать. Нынешний состав может это танцевать. Спектакль «О любви» мы ставим совместно с театральным отделением Псковского областного колледжа искусств и с Псковским цирком.

30 декабря тоже в Доме офицеров представим мюзикл «Новогодние приключения Маши и Вити». Это совместный проект с вокальной студией «Позитив». Спектакль идет три года с аншлагом, актеров со стороны не привлекаем, все сами: танцоры поют, вокалисты танцуют.

- Как попасть в «Русские узоры»?

- Очень просто. С трех до десяти лет мы берем всех, разве что крупных девочек отсеиваем. Раньше был отбор, принимали 40 малышей и еще человек 80 ожидали места. Но пандемия внесла свои коррективы, идет очень мало детей. Мы этого не ожидали и поначалу не поняли, что происходит. Родители боятся вести детей.

Когда я поступала в ансамбль в девятом классе, прежде надо было дождаться в областной газете объявления о наборе. На отборе смотрели гибкость, шаг, рост, внешние данные, слух. Уходишь и ждешь заветного письма. Оно может и не прийти. Мне пришло. Приходишь в группу, занимаешься в допсоставе, в один прекрасный момент, никогда его не забуду, Владимир Константинович говорит: «Первая линия завтра в основной состав, остальные до свидания!» Было жутко.

На сегодняшний день у нас занимаются по несколько человек разного возраста с одной фамилией, из некоторых семей ждем уже третье поколение танцоров. И моя дочка в «Русских узорах» танцевала, пока не уехала в Москву. Для меня каждый ребенок, выращенный в ансамбле, как член семьи. Даже в плохого танцора вложено большое количество труда и любви. Если ребенок без данных, но старается, мы подбиваем на выступлениях визуальную картинку так, чтобы никто на сцене не потерялся.

- Известная проблема с нехваткой мужчин в танцах. Как у вас с этим?

- К сожалению, мало мальчиков. Почему-то мальчики и их папы считают, что танцы — это не мужское. Какие-то стереотипы. Могу поспорить, физическая нагрузка мужского танца — колоссальная. У нас работает отдельный мужской класс, они очень физически развитые, сильные. Русский народный танец без мужского начала невозможен. Как это красиво, когда на сцене показана мощь русского парня, когда он может девчонку и поднять, и покрутить.

Но есть и очень увлеченные мальчишки. У нас танцор сделал тяжелейшую операцию, девять часов на открытом сердце. Так вот этот ребенок просто ходит на репетиции, ему запрещено пока танцевать. Приходит хотя бы глазами понимать комбинации. Он сказал: «Я все равно танцевать буду». Бывает приходят со сломанными ногами, только сняли гипс, они уже в лангетках сидят на репетициях, что-то пробуют.

- Раз уж заговорили о здоровье, давайте обсудим ситуацию с профессиональными травмами. Я сегодня видела ваших девочек в вертикальном шпагате, занятие было очень похоже на тренировку фигуристок или художественных гимнасток, то есть танцы сродни довольно травматичным видам спорта. Насколько такой взгляд соответствует действительности?

- Полностью соответствует. Все, что связано с суставами, коленями, спиной — это наши риски. К сожалению, у нас нет такого отдела ни в детских, ни во взрослых поликлиниках, куда мы можем прийти и показать своих детей. Физкультурный диспансер берет только спортсменов. В пандемию усилилось ощущение, что спортсменам можно больше, у них есть какие-то графики, соревнования. У нас тоже они есть! Просто по-другому называются — конкурсы. К ним надо детей подводить в определенной форме. Спортсменам можно выходить на тренировки, а нам во время ограничений нельзя. Мы пытаемся достучаться, нам всегда говорят: «Подождите». Чего мы должны ждать? Дети растут, время уходит. Процесс останавливать нельзя, дети должны в определенном режиме заниматься.

- Как еще пандемия повлияла на работу коллектива?

- Может, меня будут ругать за эти слова, но могу сказать однозначно: культура пострадала больше всех. Мы в постоянном ожидании, а что будет с утра. Пускай это самодеятельность, но мы должны с детьми заниматься. Нельзя в интернете научить ребенка танцевать, играть на музыкальных инструментах, петь, вышивать. Ну, нельзя! Я должна поправить ребенка, объяснить. Мы в начале пандемии давали нашим детям комбинацию в интернете, они в ответных видео такой ужас скидывали. Но считается, что, мы должны выкрутиться. Как? Никто не отменял человеческое отношение и живую энергетику на репетициях, а в зале хочется видеть глаза зрителей. Даже маленькие дети на съемках онлайн-концертов говорят: «У-у-у, нет зрителей. Никто не хлопает».

И юбилейный концерт изначально должен был состояться 30 октября, к этой дате были готовы все. Наши старшие дети сделали прививки, даже родители все привились. Но закрылось все на две недели. Это был громадный удар по детям и по родителям. Надеемся, провести концерт 16 декабря нам ничто не помешает.

- «Русские узоры» — один из брендов псковской земли и, вместе с тем, самодеятельный коллектив. Усложняет ли этот статус работу?

- Пока что мы — самодеятельность. И это несмотря на то, что у театра танца есть звание заслуженного коллектива народного творчества, а при нем работает образцовая детская студия. В Псковской области всего четыре заслуженных коллектива народного творчества, кроме нас это хор «Кант» из Великих Лук, ансамбль «Сказ» и русский народный хор из Пскова. Статус присваивает Министерство культуры РФ, нужно его подтверждать каждые пять лет, обновлять программу, участвовать во всероссийских конкурсах.

Хорошо бы в Псковской области был профессиональный танцевальный коллектив, с зарплатами и совсем другими требованиями к подготовке. Я для этого все делаю. Считаю, если сделать в Пскове профессиональный ансамбль танца — не обязательно народного — для многих танцоров, выпускников колледжа культуры откроются широкие двери. Дети, которых мы растим, смогут зарабатывать деньги и прославлять Псковскую область совсем на другом уровне. И колледж культуры будет растить не только педагогов для коллективов, но и артистов балета.

Я знаю огромное количестве потрясающих танцоров. Многие говорят, был бы профессиональный коллектив, мы бы остались, не уехали бы в Москву. И мальчишки бы танцевали, если бы зарплата была. А так они уходят в армию, а с армии приходят — надо работать.

Потому и на Дельфийских играх, это олимпиада среди творческих людей, мы занимаем только вторые-третьи места. Нам там не выиграть, вы бы видели, как там танцуют дети. Это что-то! Понятно, что вложения в них совсем другие.

Нам очень помогает Юрий Юрьевич Сорокин. Первый раз в жизни со мной такое. Позвонила его помощница, назначила встречу. Я села, он говорит: «Что вам надо?». Несколько раз помогал нам бескорыстно – на Дельфийские игры оплачивал дорогу, это колоссальные суммы. Взамен человек ничего не просит.

- Понятно, что за 50 лет жизни коллектива страна кардинально изменилась. Но танец остался танцем. И все-таки, сильно ли внешние изменения повлияли на процессы внутри ансамбля?

- С приходом в Дом офицеров нового директора Александра Царкозенко, у нас появилась большая творческая свобода. Нам везет, что он музыкант, профессионал, ему не надо объяснять ни про репетиции, ни про костюмы. Идет на все наши творческие авантюры. Все для нас делается. У нас в распоряжении четыре хореографических зала, сцена, аппаратура. Но он не всесилен.

Недавно взяли нового балетмейстера, нашу ученицу, она окончила колледж культуры, пришла к нам работать. Все, что мы смогли ей дать — 0,25 ставки. Не знаю, получает ли она даже семь тысяч. Заработные платы копеечные, ставок нет, ничего не выбить. Потому и родители вынуждены сами шить костюмы.

Когда я танцевала, не только костюмы для нас шили в Москве, но выдавали даже репетиционную форму и концертные колготки. Отчетные концерты были в Кремле — не в нашем, в столице. У нас был свой лагерь в Анапе, каждый год ввозили детей на юг, без остановки ездили по соцстранам, иногда удавалось и в капстрану попасть. Все было бесплатно. Ансамбль песни и пляски относился к системе профтехобразования, то есть дополнительно развивал учащихся ПТУ и студентов техникумов. Две трети коллектива должны были быть из профтехучилищ. И мы, школьницы, ходили по ПТУ и техникумам набирали пацанов. До сих пор некоторые танцуют в «Псковских кружевах». А тогда пришли, не знали, куда руки поставить, где пояс найти.

- Традиционный вопрос, но не могу не задать. Какие планы у «Русских узоров» на ближайшее будущее?

- Мы пишем проект нового спектакля «Национальное шоу «Россия начинается здесь». Возьмем все лучшее из истории нашей земли. Хотим показать, с чего и с кого она начиналась, провести нить от княгини Ольги, через Александра Невского, Пушкина, Мусоргского, Римского-Корсакова, через нашу фольклорную исполнительницу Ольгу Федосеевну Сергееву до полета нашей землячки Юлии Пересильд в космос. Если все получится, 12 июня состоится премьера.

Это нужно не только зрителям, но и участникам коллектива. Когда мы готовим очередную постановку, много фантазируем, изучаем материалы. Я столкнулась с тем, что дети не могут ответить на вопрос, когда был освобожден Псков. Я им подсказываю: «День города когда празднуем?» Не связывают эти две даты. Наши дети теперь знают, когда город был освобожден и какой армией. И на этот раз хотим затронуть тему нашей малой Родины. Им надо рассказывать без остановки, говорить словом, песней, танцем. Бывают смотрю TikTok, дочь мне поставила на телефон, я в шоке. Когда задают вопрос, кто изображен на Медном всаднике, они вообще не понимают, о чем речь. Но я верю, что наши дети другие, они часто становятся участниками многих, связанных с историей, региональных мероприятий. Так что мы занимаемся не только хореографией.

Беседовала Юлия Магера